(495) 502-99-04

  



Проблемные паи

У розничных инвесторов появилась возможность участвовать в скупке плохих банковских долгов. Желающих пока немного

Генеральный директор небольшой управляющей компании «Объединенные инвестиционные фонды» (ОИФ) Игорь Коротков на вопросы Forbes отвечает по-военному прямо и четко. Рассказывает, как в 1995 году он, инженер-математик, выпускник Военно-космической академии им. А. Ф. Можайского, уволился из армии потому, что не хотел подписывать контракт на военную службу: «Родину защищают по убеждению». Если уж зарабатывать деньги — так на гражданке.

Уже почти 15 лет Коротков работает в финансовой сфере. В этом году он провел первую на российском рынке сделку по продаже плохих кредитов через ПИФ: его компания сформировала закрытый паевой инвестиционный фонд «Кредитный капиталЪ», который выкупил кредиты у нескольких банков, а паи продал инвесторам. По сути, это первый шаг к созданию в России рынка инвестиций в проблемные кредиты. Но обо всем по порядку.

Темой плохих долгов Коротков заинтересовался год назад. Из-за кризиса у банков начала расти доля просроченных кредитов. С сентября прошлого года она увеличилась с 1,6 до 5,8% от их объема. С ростом просрочки банки по требованиям ЦБ должны все больше средств направлять на создание обязательных резервов по кредитам. Это делает их менее устойчивыми: снижает капитал и съедает прибыль.

Тему банковских кредитов Коротков знает не понаслышке — после увольнения из армии он окончил Финансовую академию и 1995 году устроился на работу. В Столичный банк сбережений. С должности простого специалиста в банке Александра Смоленского он дослужился до зампреда банка «Первое ОВК». «Там я курировал кредитное и юридическое управления и всю кредитную кухню знаю изнутри», — рассказывает Коротков.

В конце 2008 года Федеральная служба по финансовым рынкам разрешила управляющим создавать закрытые кредитные ПИФы, которые могут выкупать кредиты и размещать паи среди квалифицированных (или профессиональных) инвесторов. Для получения этого статуса частному инвестору необходимо владеть ценными бумагами на 3 млн рублей, иметь опыт работы в финансовых компаниях, совершать не менее 10 сделок в квартал с оборотом не менее 300 000 рублей в год.

Идея использовать кредитные ЗПИФы для выкупа плохих долгов витала в воздухе. Коротков, который еще в 2005 году создал свою УК «Объединенные инвестиционные фонды» (под управлением шесть маленьких фондов на 300 млн рублей), действовал без промедления.

Он обратился к бывшим коллегам по «Первому ОВК», которые работают в «Столичном коллекторском агентстве» (СКА). Крупные пакеты акций СКА принадлежат Алексею Григорьеву (племяннику Смоленского), Дмитрию Мохначеву и бывшему предправления ХКФ-банка Андрею Лыкову (оба выходцы из «СБС-Агро»). Блокирующий пакет — у скандинавского фонда прямых инвестиций Mint Capital.

Используя контакты СКА, ОИФ предлагала помощь банкам в упаковке плохих кредитов в фонды. До сентября этого года такая операция помогала улучшить банковскую отчетность: кредиты в балансе менялись на паи, по которым не требовалось создавать резервы. Росли капитал и обязательные нормативы. Этим, кстати, объясняется бум кредитных ЗПИФов — за год было зарегистрировано 56. В сентябре ЦБ перекрыл банкам эту возможность, обязав формировать резервы и по паям фондов, если в них находятся те же кредиты. ЦБ по сути стимулировал продажи плохих долгов инвесторам.

ОИФ и СКА оказались первыми, кто провел реальные сделки, организовав продажу плохих долгов через ЗПИФ. Фонд «Кредитный капиталЪ» был зарегистрирован в марте 2009-го. Сейчас он владеет портфелями обеспеченных розничных кредитов (потребительские и автокредиты) четырех российских банков номиналом 500 млн рублей. Имена инвесторов партнеры не раскрывают, но, по словам заместителя генерального директора СКА Артема Плохова, это несколько юридических лиц, которые не связаны с банками. СКА в их число не входит, хотя играет важную роль в работе ПИФа.

Если функция ОИФ — общение с инвесторами и ведение отчетности ЗПИФа, то за результат инвестиций скорее отвечает коллектор. Именно СКА подобрало портфели кредитов, предварительно договорилось с банками о цене выкупа и предоставило оценку проекта потенциальным инвесторам. Теперь агентство занимается сбором долгов.

Розничные кредиты, по словам Плохова, были выбраны для покупки потому, что их проще оценивать — у коллекторов есть соответствующий опыт. Сейчас банки готовы продавать такие кредиты по цене 5% от номинала, год назад цена выкупа не опускалась ниже 10%.

На что могут рассчитывать инвесторы? По оценке Плохова, доходность по инвестициям в такие активы ожидается на уровне 35–40% годовых. По паям «Кредитного капитала» предусмотрена ежеквартальная выплата дохода. Компания Короткова получает 3% за управление, средняя величина вознаграждения коллекторов — 25–30% от суммы возврата по кредитам.

К «Кредитному капиталу» можно присоединиться, если вы — квалифицированный инвестор. ОИФ, как и другие управляющие, имеет право присваивать этот статус. Хотя фонд закрытый, он, как говорит Коротков, может провести размещение дополнительных паев для инвесторов. Срок инвестиций в такие проекты, по словам Короткова, около трех лет (стандартный срок исковой давности по кредитам). Но и с более «длинными» кредитами работа продолжается, тем более что банкиры готовы расставаться с ними и за 3–4% от номинала.

По словам Короткова, схема, реализованная ОИФ, выгодна всем — банк расчищает баланс, коллектору нет необходимости тратить деньги на прямой выкуп кредитного портфеля, инвестор получает удобный инструмент для инвестиций в плохие кредиты. При этом операции, проводимые ЗПИФом, не подлежат налогообложению. Пайщик платит налоги только при расформировании фонда или продаже паев.

Каковы перспективы рынка плохих долгов в России? Коротков сетует, что, несмотря на привлекательную доходность, потенциальных инвесторов пугают такие вложения. «Главное здесь — это прогонозируемый портфель. Ни один инвестор не станет покупать паи фонда, пока не убедится, что портфель способен приносить доход», — говорит он.

В мировой практике такие инвестиции — обычное дело. Например, рынок плохих кредитов в Японии развивается с 1995 года, в Южной Корее — с 1997-го. Общий объем секьюритизированных и проданных плохих кредитов в Корее с 1997-го по 2003 год, по данным исследования Международного валютного фонда, составлял около $8,2 млрд. По сравнению с этой цифрой инвестиции «Кредитного капитала» — пока капля в море. Но останавливаться на этом Коротков не собирается. Он запускает еще два кредитных фонда, которые будут инвестировать в плохие кредиты юрлиц.

Финансовые новости

Зачем нужна финансовая система

Развитие понятие «финансы» привело к тому, что возникло понятие «финансовой системы». Вообще, экономические общественные отношения сегодня выражают...

На проценте

Кризис подтолкнул банкиров к тому, чтобы вернуться к проверенному способу заработка — повышению комиссионных.

Бонд. Евробонд

Два финансиста из Лондона делают ставку на еврооблигации российских компаний. Каков результат?

В мире финансов

Каковы преимущества онлайн проверки штра…

Внедренная не так давно система онлайн-проверки штрафов ГИБДД сделала жизнь водителей гораздо легче, избавив их от личного посещения автоинспекций....

Тинькофф Банк, расчетный счет для ИП

Расчетный счет для ИП очень важная вещь, необходимая любому предпринимателю для ведения бизнеса. Чтобы им обзавестись, достаточно обратиться в один...

Кредит наличными по паспорту: портрет ид…

Не самая стабильная ситуация в экономике сыграла свою роль — если раньше кредит мог получить практически любой, то сейчас банки выдают финанс...

Публикации

Что такое домен

Численность пользователей интернетом неуклонно растёт. На 2017 год во всём мире имеют доступ ко всемирной паутине уже 4 миллиарда 100 миллионов пол...

Как выбрать офисное кресло для начальник…

Важное место в любом офисе занимает кабинет начальника. Это хорошо оборудованное помещение с качественной мебелью и стильной обстановкой. Строгий и...

Прием меди в Москве

Компания "Керамет" в Москве - это официальный, легально работающий скупщик цветного металла на вторичном в столице рынке по весьма выгодным ценам. ...