(495) 502-99-04

  



Андрей Шеметов надеется, что многие инвесторы могут вернуться

После продажи значительной части бизнеса итальянской группе UniCredit компания «Атон» снова активно развивает инвестиционный бизнес. Помимо ритейла и брокериджа у инвесткомпании появились новые направления: корпоративное финансирование, wealth management и прямые инвестиции. К 2015 году «Атон» рассчитывает стать одним из ведущих российских инвестиционных банков, создать сеть западных офисов и провести IPO. Об этих стратегических задачах и о том, как сейчас развивается бизнес компании, РБК daily рассказал гендиректор ИК «Атон» АНДРЕЙ ШЕМЕТОВ.

— В России уже работает много российских и международных инвестбанков, в чем была идея восстановления бизнеса «Атона», который был продан до кризиса?

— Два года назад мы начали создавать единственный полноценный независимый российский инвестиционный банк с международными стандартами управления и оказания услуг. Конечно, такой бизнес строится не за один год. Мы не пытаемся конкурировать с лидерами этой индустрии, так как считаем, что занимаем свою уникальную нишу. С одной стороны, мы представляем международным и институциональным инвесторам доступ к наиболее привлекательным, но не очевидным для крупных банков инвестиционным идеям, а с другой стороны, предлагаем частным клиентам услуги по долгосрочному финансовому планированию. В любом сегменте рынка всегда найдется место активному независимому игроку, который к тому же обладает высоким уровнем финансовой стабильности и двадцатилетней деловой репутацией.

— «Атон» продолжает активно развивать розничный бизнес, с чем это связано?

— Розничный блок является одним из приоритетных направлений компании, это фундамент, на котором мы строим и развиваем другие бизнесы: институциональный брокеридж, wealth management, корпоративное финансирование. В этом году была разработана стратегия развития розницы, в соответствии с которой мы стали уходить от модели обычного брокера, предоставляющего стандартный набор услуг, и начали предлагать клиенту решения, направленные на удовлетворение долгосрочных инвестиционных потребностей. Так родился проект «Персональные инвестиции», который является адаптацией к российским реалиям бизнес-моделей американских Fidelity и Charles Schwab. Эти инвестбанки помогают простым американцам становиться хорошими инвесторами, и мы хотим делать то же самое.

Хотелось бы не просто исполнять поручения, не просто управлять фондами, а помогать нашим клиентам формировать инвестиционные портфели, основываясь на их индивидуальных потребностях, в том числе их личном опыте, сроке и сумме инвестирования, а также толерантности к риску. Мы будем включать в эти портфели и лучшие инвестиционные продукты других компаний, а со временем и международные фонды.

Этот принцип рассчитан на тех инвесторов, которые понимают природу финансовых рынков и все связанные с ними риски, но также понимают и то, что без аллокации как минимум части активов на фондовом рынке их средства в долгосрочной перспективе будут обесцениваться, в том числе и на депозитах.

— Это клиенты с каким-то определенным уровнем инвестиций?

— Мы предлагаем эту услугу клиентам с активами от 500 тыс. руб.

— В чем тогда отличие проекта «Персональные инвестиции» от wealth management?

— Клиенты wealth management обладают активами от 1 млн долл. Им предлагается более широкий выбор инвестиционных продуктов и услуг. В принципе сервис «Персональные инвестиции» по многим показателям схож с wealth management, но с поправкой на разницу размера инвестиций.

— То есть получается, что вы больше делаете акцент на финансовом консалтинге, нежели на управлении средствами?

— Мы делаем акцент на долгосрочных взаимоотношениях с клиентами. Мы хотим, чтобы наши клиенты, придя к нам, к примеру, как частные розничные клиенты, с течением времени работали с нами уже и по пенсионным вкладам, и по страхованию жизни.

— У вас же нет пенсионного фонда и страховой компании...

— Да, но это не значит, что «Атон» не может предложить партнерскую пенсионную программу накоплений в будущем.

— Как изменился объем операций у брокера за этот год?

— Объем операций на ММВБ увеличился в этом году на 10—15%, оборот «Атона» приблизился к 2 трлн руб. Еще в апреле мы заняли четвертое место среди российских брокерских компаний в рейтинге Thomson Extel, который учитывает комиссии от клиентов на всех площадках. Но у «Атона» нет задачи многократно увеличить обороты активов. Для нас самое главное — это качество принятия решений для клиентов. Задача каждого подразделения — в увеличении количества активных клиентов, которые с нами торгуют, и объема активов, которые они заводят. То есть, если заходит очень много активов, но нет больших оборотов, это не значит, что направление не справляется, наоборот, это говорит о том, что с нами работают долгосрочные инвесторы и мы хотим видеть у нас именно таких клиентов.

— Возвращаясь к вопросу о wealth management. Мне кажется, компания несколько опоздала — богатых клиентов сейчас не прибавилось, а вот компаний стало намного больше...

— Я считаю, что мы все сделали вовремя. Во время кризиса этот бизнес очень пострадал, у всех крупнейших управляющих компаний значительно сократились активы под управлением. Сейчас этот рынок только начинает восстанавливаться. В этом году активы клиентов wealth management «Атона» достигли 150 млн долл., в следующем году мы планируем увеличить их вдвое.

— Как чувствуют себя ПИФы под управлением «Атона»?

— По доходности наши ПИФы опережают бенчмарки в среднем на 10%. Вот с привлечением там ситуация, к сожалению, пока не такая оптимистичная. Инвесторы во время кризиса много потеряли и теперь боятся возвращаться на рынок. Это может привести к тому, что многие инвесторы вернутся, только когда рынок уже опять будет перегрет. Но мы и в этом сегменте активно наращиваем темпы роста: «Атон» пять раз за год был в топ-5 по объему средств, привлеченных в ПИФы за месяц.

— Но согласитесь, все равно это уже не те деньги, которые были раньше?

— Я согласен, что если раньше попадание в лидеры по привлечению в ПИФы приносило за месяц до миллиарда рублей, то сейчас это всего 30—50 млн руб. Но наша задача — остаться в числе лидеров, и когда рынок изменится, мы сможем привлекать те же 600 млн руб.

— А недавнее открытие офиса компании в Лондоне как-то связано с вашей позицией на LSE?

— Мы активно развиваемся и выходим на международный рынок. В этом году мы открыли офисы в Лондоне и Алма-Ате, у нас есть представительство на Кипре. В следующем году планируется открытие офисов в Нью-Йорке и Женеве. Мы видим, что у части наших клиентов wealth management есть потребность в этом, и мы просто следуем за интересами клиентов.

— Кто возглавит офисы в Нью-Йорке и Лондоне?

— Мы уже наняли часть команды в Лондоне, ее возглавил Найджел Баллок, который имеет пятнадцатилетний опыт работы в Goldman Sachs. Он ушел оттуда с позиции исполнительного директора. В Нью-Йорке мы только начинаем процесс открытия офиса, но, думаю, к сентябрю следующего года он начнет работу.

— Какова сейчас ситуация с вашим подразделением корпоративного финансирования?

— Мы получили несколько мандатов и на сделки M&A, и на участие в организации IPO, которые должны пройти в следующем году.

— Вы много людей привлекли в команду за последние два года. Будут ли еще какие-то назначения в следующем?

— Мы стремимся нанимать на руководящие должности признанных специалистов в своей области с опытом работы в ведущих финансовых корпорациях России и мира. Так, например, недавно к нам присоединился Павел Гренбьерг, который имеет шестнадцатилетний опыт работы на российских и зарубежных рынках. В «Атоне» он возглавил институциональный бизнес. Мы делаем ставку на людей, которые могут создавать и развивать целые направления. Приведу пример: мы пригласили Алексея Ищенко — и возникло направление wealth management, пригласили Дмитрия Боски — и был создан Aton Capital Partners, Михаил Трофимов основал подразделение корпоративного финансирования, а Алексей Языков сформировал команду аналитиков.

— Откуда у вас столько денег? Многие до сих пор еще сокращают людей, а вы нанимаете?

— У бизнеса большой запас финансовой прочности, создаваемый с 1991 года, который позволил не просто пережить кризис, но и развиваться, восстанавливать институциональный блок, открывать новые бизнесы. Безусловно, немаловажную роль здесь сыграла продажа институционального бизнеса группе UniСredit в 2006 году.

— А вы рассчитывали, на сколько хватит ваших финансовых запасов?

— Мы прибыльны. У нас была прибыль 10 млн долл. в 2009 году, и несмотря на то, что мы очень много вкладываем в развитие компании, прибыль будет и в этом году. Наша бизнес-модель, вся наша деятельность основана на одном очень простом правиле: мы всегда должны иметь возможность вернуть все клиентские активы по первому требованию. Сейчас у нас около 70 млрд руб. клиентских денег, и мы единовременно можем вернуть все до копейки. Именно этот принцип позволяет нам двадцать лет даже в периоды кризисов выполнять все свои обязательства.

— Когда «Атон» станет публичной компанией?

— Я думаю, что не позже 2015 года, когда компания рассчитывает выйти на капитализацию в 1 млрд долл. Этот шаг является для нас тактической, а не стратегической задачей. Наша цель — построить привлекательный и прозрачный бизнес, с понятной системой управления, высоким уровнем прибыльности. IPO является только одним из способов оценки результатов нашего труда.

— Чего вы ждете от следующего года?

— На этой неделе наши аналитики опубликовали свой прогноз на 2011 год, а пока их прогнозы, как правило, совпадают с реальностью. В следующем году наши аналитики ждут дальнейшего укрепления рубля до уровня 29, а их ориентир по индексу РТС составляет 2000 пунктов и предполагает потенциал 17-процентного роста. Если говорить о моих личных ощущениях, то мы продолжаем жить в ситуации, когда объективные показатели российской экономики и результаты деятельности самих эмитентов играют меньшую роль, чем ситуация на глобальных рынках.

Как говорят аналитики, «если все идут на Север, то Россия идет на Северный полюс» в том смысле, что мы растем агрессивнее других, но и падаем более глубоко. В 2010 году в другие развивающиеся страны приток инвестиций был гораздо больше, чем в Россию, и это было очень ощутимо. Но я думаю, что следующий год должен быть лучше, хотя бы в силу того, что весь мир начнет расти, риски начнут снижаться и недооценка России будет сглаживаться. Но опять же, чтобы у инвестора был реальный выбор, чтобы мы стали настоящим БРИК и инвестор выбирал между Бразилией, Индией, Китаем и Россией по-настоящему, нам нужно очень серьезно поработать с законодательством.

— Какие перспективы у российского рынка бондов? С одной стороны, говорят, что бум на нем уже закончился и еще полгодика там будут размещения активные, а другие ждут небывалого всплеска IPO. Какая у вас точка зрения?

— Я считаю, что мы должны увидеть бум и IPO, и бондов, но в России пока недостаточное количество эмитентов. Надо понимать: чтобы IPO проходили в России, надо очень много сделать на уровне изменения законодательства. И мы сейчас активно принимаем участие в этом процессе, в том числе в рамках комиссии по созданию в Москве Международного финансового центра.

— Чем вы конкретно занимаетесь в комитете по созданию МФЦ, в чем состоят ваши функции? И главное, зачем вам это понадобилось?

— Меня пригласили в рабочую группу, и я, как человек небезразличный и чувствующий в себе силы улучшить текущую ситуацию на финансовом рынке, с радостью согласился и вошел в группы по разработке нескольких рабочих тем. В частности, по борьбе с финансовой безграмотностью и введению института финансовых консультантов. Вторая тема, где я участвую, это последствия борьбы с кризисом 2008 года — так называемая работа над ошибками. Еще мы считаем, что нам необходимы независимые публичные рейтинговые агентства, как Morning Star в Америке, которые бы проводили рейтинг не только ПИФов, но еще и конкретных управляющих в зависимости от их trackrecord. Ведь сейчас доверие к индустрии доверительного управления серьезно подорвано, люди не понимают, с кем можно работать.

Если создать подобные независимые агентства, у каждого управляющего будет персональная ответственность перед инвесторами. Я считаю неправильной ситуацию, при которой, собрав единожды активы, можно потерять все деньги, а потом устроиться в другую компанию и делать вид, что все в порядке. Инвестор должен понимать разницу между получением мгновенной доходности и долгосрочными отношениями или хотя бы осознавать риски, которые несет в себе такой продукт. Это принципиально важно, мы без этого никуда не уйдем сейчас.

— За что выступает «Атон» в вопросе слияния бирж?

— Главное, чтобы голос брокерского сообщества был услышан, чтобы брокеры могли доносить до бирж свои потребности в новых продуктах, расчетах, услугах. А будут объединенные биржи или они останутся раздельными, для нас как инвестиционной компании непринципиально. Для нас в первую очередь важен вопрос развития финансовой инфраструктуры.

— Насколько реально объединение РТС и ММВБ и когда это может произойти?

— Это очень сложный вопрос, и я думаю, правильного ответа на него сегодня никто не знает, но отвечу как аналитик из анекдота: с вероятностью 50% в первом квартале следующего года это будет известно. Или не будет.

Финансовые новости

Зачем нужна финансовая система

Развитие понятие «финансы» привело к тому, что возникло понятие «финансовой системы». Вообще, экономические общественные отношения сегодня выражают...

На проценте

Кризис подтолкнул банкиров к тому, чтобы вернуться к проверенному способу заработка — повышению комиссионных.

Бонд. Евробонд

Два финансиста из Лондона делают ставку на еврооблигации российских компаний. Каков результат?

В мире финансов

Банк Тинькофф – особенности банка

Люди часто задаются вопросом, в каком надёжном банке открыть счёт, завести кредитную или дебетовую карту. Из представленных банков на российском ры...

Основные условия предоставления заемных …

Банк Тинькофф – это один из известных и популярных в настоящее время банков. Он сотрудничает с разными клиентами и славится кредитами с низки...

Достоинства Тинькофф банка

Каждое предприятия и нередко частные лица имеют дело с банками. Но перед тем, как оформлять кредит, каждый из нас рассмотрит все возможные варианты...

Публикации

Польза парения в бане

О пользе бани большинство людей знают с древних времён. Прокопий Кесарийский считается первым историком, который упомянул о бане в своих трудах. Ис...

Как правильно выбрать шубу из меха собол…

Каждая девушка в шубе выглядит как настоящая королева. Шуба не только придаёт статность, но и раскрывает женственность в глазах вашего мужчины. А н...

Евгений Филичкин: pre-ICO FortFC уже в с…

Со временем становится всё меньше людей, воспринимающих виртуальные деньги как бессмысленное баловство людей-мечтателей. Все более уверенно цифровы...