(495) 502-99-04

  



Немалую часть наших клиентов составляет старая московская интеллигенция, признался в интервью РБК daily директор Московского фондового центра Андрей Романов

Московский фондовый центр (МФЦ) планирует кардинально пересмотреть стратегию своего бизнеса. Из компании с клиентами-пенсионерами, еле выжившей после краха «Антанты» в 2008 году, новые инвесторы планируют создать серьезного брокера в составе холдинга, куда войдут еще несколько банков, управляющая компания, пенсионный фонд и ипотечное агентство. О трудной истории компании и о ее новой стратегии рассказал директор МФЦ АНДРЕЙ РОМАНОВ.

— Как возник бизнес компании?

— Все началось в 1993 году. Этот год был переломным для страны: тогда правительство Москвы решило всеми доступными способами популяризовать фондовый рынок. Появился доступ к биржам, планировалось предложить это широкой части населения. Московский фондовый центр был пилотным проектом московского правительства, чтобы привлечь массового инвестора. До появления МФЦ на биржу попасть было трудно, так как был очень высокий входной порог, установленный брокерами. И лишь МФЦ позволил торговать минимальными лотами — тогда наша сеть офисов называлась «Биржевой магазин». При основании Московского фондового центра 15% принадлежало Академии народного хозяйства, 85% — компании «Олма». Потом в результате допэмиссии 10% было приобретено правительством Москвы. Со временем московское правительство и «Олма» вышли из бизнеса. С 2006 года МФЦ работал в группе компаний «Антанта Капитал». Следующим переломным моментом стала осень 2008-го — финансовый кризис, обвал рынков. В тот момент «Антанта» начала избавляться от своих активов. И МФЦ приобрела гражданка Германии Ирина Хаазе.

— Почувствовала ли компания на себе те проблемы, что были в «Антанте»?

— В свое время было решено клиентов из Московского фондового центра перевести в NETTRADER. Есть ощущение, что у «Антанты» и не было никогда задачи развивать МФЦ как бизнес. «Антанта» тогда агрессивно захватывала рынок, думается, в МФЦ ее привлекали главным образом клиенты. Когда NETTRADER и МФЦ работали в составе одной группы, переводить клиентов из одного брокера в другой было психологически достаточно легко, так как для них, в сущности, всего лишь менялось название компании — работали они с теми же людьми. А вот когда МФЦ снова отделился от «Антанты», клиенты потянулись за старой командой. Поэтому клиентскую базу, несмотря на все перипетии, удалось сохранить и восстановить, как и костяк команды.

Сейчас у нас, можно сказать, среди клиентов возникло нечто вроде неформального клуба. У нас с 1993 года есть дилинговый зал, в нем торгуют клиенты, для которых электронная торговля является достаточно сложной технически. И они до сих пор приходят в этот дилинговый зал, наблюдают за котировками на экране монитора и подают вручную поручения на операции с акциями.

— Как сейчас развивается компания?

— Московский фондовый центр остался крепкой командой. Здесь есть сотрудники, которые работают с первого дня основания, то есть уже более восемнадцати лет. Есть хорошая база для развития программного обеспечения, есть уникальные внутренние и расчетные системы. Есть активно работающая на рынке клиентская база, которая, несмотря на постоянные продажи-перепродажи, осталась с МФЦ и постепенно прирастает за счет новых инвесторов.

— Это в основном пенсионеры?

— Действительно, немалую часть наших клиентов составляет старая московская интеллигенция — бывшие преподаватели, научные сотрудники, которые привыкли вот так вот работать с 1993 года.

— Каких еще клиентов привлекаете?

— До сих пор активному привлечению новых клиентов мешало банальное отсутствие стабильного финансирования. Это породило проблемы элементарной отсталости компании от мировых, да даже и российских трендов. Скажем, МФЦ до сих пор предлагает клиентам всего лишь одну торговую площадку — ММВБ. Я говорю об этом откровенно, хотя, конечно же, гордиться тут нечем.

— Это единственная сложность?

— Много технологических проблем, причем довольно примитивных — учитывая, что мы живем в век электронной и интернет-торговли. Мы пока не можем сейчас, например, своим клиентам давать электронные отчеты. Чтобы клиенту получить брокерский отчет, он должен сюда приехать, расписаться и его получить. То есть отсутствует система электронной цифровой подписи, отсутствует личный кабинет, есть собственный терминал, но и к нему сейчас много вопросов — он, к сожалению, технологически несовершенен.

— А чем вам не нравится QUIK? По-моему, он установлен практически у всех брокеров?

— Не все клиенты любят и хотят им пользоваться, и не для всех задач он подходит. Если верить статистике, то 70% объема ММВБ сейчас обеспечивается гиперактивными роботами, работающими под управлением алгоритмических стратегий. Традиционные торговые терминалы (и QUIK в том числе) предназначены для человека, а не для робота. И уже хотя бы только поэтому мы не можем привлечь к себе в качестве клиентов тех, кто хотел бы торговать через собственные стратегии, скальперов и т.д. Сегодня все, что создано и работает в МФЦ, сделано руками наших героических айтишников фактически на коленке из подручных материалов. И причина этого, как я уже сказал, в отсутствии стабильного продуманного инвестирования в развитие бизнеса.

— Как же вы планируете бороться с этими проблемами?

— Собственно, все, что происходит с МФЦ начиная с марта 2011 года, — это антикризисное управление, нацеленное на преодоление накопившихся за восемнадцать лет проблем. Если говорить объективно, то МФЦ остался на уровне 1993 года, к сожалению. Новый владелец компании Ирина Хаазе сразу же столкнулась с вопросом, на что развивать компанию. И она стала искать инвесторов в Германии, так как долгое время работала лицензированным трейдером на Франкфуртской бирже и у нее остались там связи. Одним из первых инвесторов, который заинтересовался возможностью вкладывать в развитие финансовой компании, оказался немецкий предприниматель. Он, к сожалению, до сих пор не хочет, чтобы его имя называли, работает он на финансовых рынках, на бирже, просто как классический инвестор. Но немалую часть своего капитала он заработал именно на российских площадках до 2008 года. И этот инвестор поставил условие: он вкладывает деньги, и Ирина Хаазе продает МФЦ его структурам, она осталась в компании как сотрудник.

После продажи компании был проведен финансовый и технологический аудит, который выявил достижения в одном — и столь же безнадежное отставание в другом. Выяснилось, например, что операционно-расчетная система, по которой работает компания, самописная и в некотором роде уникальная. По сути, это очень устойчивая, неплохая система, но, к сожалению, на этом все технологическое совершенство в компании заканчивается. Иными словами, по сути, наша компания — это старый и заношенный костюм, и до сих пор мы его только штопали. Но сегодня мы уже начали пошив нового костюма, в который, надеюсь, к нашему двадцатилетию мы уже переоденемся полностью и будем работать как совершенно уникальная, технологически безупречная компания.

— Какие дальнейшие планы по развитию?

— Прежде всего средства будут вкладываться в технологии. Не в активную агрессивную рекламу с целью привлечения новых клиентов, потому что привлекать особо пока не на что… Сначала будет произведено технологическое усовершенствование, и уже в последующем мы начнем активную кампанию по привлечению клиентов. Необходимо сказать, что минувшим летом немецкий инвестор привлек еще отечественных предпринимателей, которым он предложил вкладывать в инвестиционный бизнес. Но не только в брокерское обслуживание, а создать финансовый холдинг, в который будут входить также управляющая компания, банк, компания, занимающаяся ипотечным кредитованием, IT-компания, которая будет заниматься написанием серьезного программного обеспечения для всего холдинга. Сейчас для всего этого пишется двухлетняя стратегия холдинга.

— В какой нише будет работать банк?

— Предполагается, что он будет обслуживать все финансовые структуры и потоки, которые будут проходить внутри холдинга. Но при этом он будет розничным, предлагать клиентам ипотеку, кредитование, депозиты, вклады. Также планируется продвижение банковских услуг в регионах, поэтому ведутся переговоры о приобретении одного из региональных банков с развитой филиальной сетью.

— Какие планы по управлению активами?

— В холдинге работает управляющая компания «Флагман», которая будет привлекать активы крупных корпоративных клиентов, сейчас в ней уже обслуживается несколько фондов. После некоторых необходимых формальных процедур акционеры намерены объединить все компании группы под одним брендом, и УК тоже будет носить имя МФЦ. Кроме того, центр тоже получил лицензию на доверительное управление, и мы с начала текущего года берем в управление средства клиентов. У нас в команде есть грамотные и опытные управляющие, плюс у нас работает команда специалистов, которые создали уникальную роботизированную алгоритмическую торговую стратегию. Работа эта заняла достаточно большое время, порядка пяти лет, в написании программы принимали участие ученые, высококвалифицированные сотрудники Института им. Келдыша. Стратегия работает только с «голубыми фишками», что тоже достаточно уникально для России.

— Какая у вас долгосрочная цель?

— В отдаленной перспективе мы думаем в том числе и о выходе на международные площадки, вполне возможно даже проведение IPO, может быть, одной из структур холдинга. Пока же наша цель — рост и захват доли рынка.

— Выбираете ли вы модель своего развития на основе какой-то уже существующей на рынке компании?

— Это очень серьезная работа, мы сейчас проводим маркетинговые исследования, тратим на них деньги и время — все это как раз для того, чтобы выбрать правильное позиционирование. Глупо создавать модель, похожую на «Финам», или БКС, или обе компании, вместе взятые, и тягаться с ними за их же целевую аудиторию, если есть неохваченный рынок и люди, которым просто нужны другие продукты, — и мы дадим их. Видел не так давно статистику: 17% россиян считают себя средним классом, еще 27% намерены влиться в его ряды не позднее чем через пять лет. Если считать, что сегодня в России более 15 млн семей имеют доходы более 20 тыс. долл. в год, то именно таков объем потенциальной клиентской базы для российских брокерских компаний — и у нас есть шанс ее получить.

— Что вы собираетесь предлагать инвесторам? Вы сказали, что пока есть только ММВБ, но ведь этого мало?

— Прежде всего, и мы это однозначно поняли: современный российский инвестор хочет работать на западных рынках с их обилием самых разнообразных высоколиквидных продуктов. Западный рынок может предложить инвестору гораздо более разнообразный и эффективный инструментарий, нежели отечественный. Мы сейчас активно работаем в этом направлении. Буквально на днях мы вводим для наших клиентов FORTS, только что получили аккредитацию в секции товарного рынка МФБ. В целом стратегия развития продуктовой линейки опирается на стремление предоставлять клиентам максимально эффективные инструменты и стратегии, позволяющие работать на самых разнообразных рынках.

— Чем, на ваш взгляд, российский инвестор отличается от любого другого западного?

— Современный российский инвестор отличается прежде всего от себя самого 15—20-летней давности: он стал умнее. А еще он совершенно не обращает внимания на то, что творится в его собственной стране, — ему гораздо важнее новости из-за океана. Мы тут придумали такую забавную историю: подсчитывать индекс политической напряженности и попытаться установить его корреляцию с движением рынков. Сейчас мы не можем сказать, что это уже готовый инструмент, но получается любопытно. В конце концов, до сих пор у российского инвестора не было индекса, который бы однозначно давал ему сигналы, связанные с политической ситуацией в стране.

— А чего инвестору не хватает для торговли в России?

— Ответ на этот вопрос зависит от предпочтений, подготовки, риск-профиля конкретного инвестора. Например, для меня лично было бы интересно развитие ликвидных опционных рынков. Может быть, создание отдельной опционной биржи. Допустим, есть в Чикаго опционная биржа, на которой торгуются нормальные ликвидные контракты. У нас опцион торгуется на РТС, и ликвидности, по-моему, не хватает.

— Сами торгуете?

— Да, я активный инвестор, работаю на зарубежных биржах с опционами. Во-первых, это высокая ликвидность на площадках. Брокер всегда найдет покупателя на мой товар или найдет продавца. Это я не только про Чикаго. Скажем, Нью-Йоркская фондовая биржа — это порядка 4500 эмитентов, секторы не так зависят друг от друга, отличная ликвидность. Во-вторых, мне нравится подход американских брокеров к обслуживанию клиентов. Мой брокер всегда на связи в любое время суток. Он готов по звонку рассказать ситуацию на рынках, высказать свои предположения, рассказать обо всех ценах и удовлетворить мою заявку в любой момент. Я постараюсь в МФЦ внедрить систему не хуже той, с которой сам сейчас работаю как инвестор.

Финансовые новости

Зачем нужна финансовая система

Развитие понятие «финансы» привело к тому, что возникло понятие «финансовой системы». Вообще, экономические общественные отношения сегодня выражают...

На проценте

Кризис подтолкнул банкиров к тому, чтобы вернуться к проверенному способу заработка — повышению комиссионных.

Бонд. Евробонд

Два финансиста из Лондона делают ставку на еврооблигации российских компаний. Каков результат?

В мире финансов

Банк Тинькофф – особенности банка

Люди часто задаются вопросом, в каком надёжном банке открыть счёт, завести кредитную или дебетовую карту. Из представленных банков на российском ры...

Основные условия предоставления заемных …

Банк Тинькофф – это один из известных и популярных в настоящее время банков. Он сотрудничает с разными клиентами и славится кредитами с низки...

Достоинства Тинькофф банка

Каждое предприятия и нередко частные лица имеют дело с банками. Но перед тем, как оформлять кредит, каждый из нас рассмотрит все возможные варианты...

Публикации

Польза парения в бане

О пользе бани большинство людей знают с древних времён. Прокопий Кесарийский считается первым историком, который упомянул о бане в своих трудах. Ис...

Как правильно выбрать шубу из меха собол…

Каждая девушка в шубе выглядит как настоящая королева. Шуба не только придаёт статность, но и раскрывает женственность в глазах вашего мужчины. А н...

Евгений Филичкин: pre-ICO FortFC уже в с…

Со временем становится всё меньше людей, воспринимающих виртуальные деньги как бессмысленное баловство людей-мечтателей. Все более уверенно цифровы...